Если взрослая дочь «ищет себя»?

— Чувствую себя обманутой, — жалуется пятидесятипятилетняя Валентина Романовна.

— Дочь ушла в массажистки, представляешь? Это с ее-то блестящим образованием. На которое, между прочим, мы с отцом потратили просто бешеные деньги.

Лагеря, репетиторы, курсы… Если сесть и посчитать за все годы — там на квартиру бы хватило наверняка!

Дочь Валентины Романовны, Яна, чуть ли не с пятого класса серьезно увлеклась языками. Сейчас она свободно владеет, кажется, четырьмя, еще на нескольких читает и может как-то объясниться.

По диплому Яна какой-то там крутой переводчик международного уровня. Такие специалисты, как она, без работы обычно не сидят — их расхватывают еще на старших курсах вуза, как горячие пирожки.

И Яна не стала исключением. Она довольно легко устроилась на работу в компанию, в которой проходила практику, и стала зарабатывать хорошие деньги. Проработала четыре года, объездила полмира, купила машину.

А потом внезапно уволилась одним днем, что называется, «в никуда».

Закончила какие-то странные двухмесячные курсы массажа, купила складной массажный стол, с грехом пополам набрала первых клиентов — и теперь мотается по квартирам в разные концы мегаполиса. Хорошо, хоть машина есть, не пешком…

— Ну… Зато Яна занимается любимым делом, зарабатывает, наверно, хорошо, — пытаются утешить Валентину Романовну знакомые.

— Да какое там хорошо! — машет она рукой. — Не смешите! «Хорошо» она зарабатывала на той работе. Сейчас не сводит концы, но полна оптимизма… Проедает старые запасы.

Собирается поступать в медучилище, в двадцать семь лет. Начинает все с нуля. До этого, оказывается, жила на черновик…

Валентина Романовна ужасно расстроена. Больше всего ее расстраивает тот факт, что массажисткой после курсов дочь могла бы работать чуть ли не сразу после школы. И не нужны были все эти траты — денег, времени, сил, нервов.

— Если бы я ее тянула, пихала, заставляла заниматься языками, сейчас бы было не так обидно! — вздыхает Валентина Романовна. — Но она ведь хотела сама.

Я ей наоборот говорила — ну языки, это хорошо, но ты подумай — может, что-то еще рассмотреть? Но она и слушать не хотела. Сама сидела, занималась, искала хороших преподавателей, сама просила на это деньги.

Денег в семье лишних не было, но на учебу ребенку — как не дать? Мы с отцом ужимались в чем-то, отказывали себе то в одном, то в другом, но «для дочери» выкраивали. А теперь выходит, что все это было не нужно…

— Ой, да ладно тебе, — успокаивает Валентину Романовну подруга. — Радуйся, что хоть дома не сидит, как мой сын. Тоже учили из последних сил, и что толку?

На нормальную работу не берут, а рабочим на склад идти с высшим образованием тоже как-то не хочется. Сидит дома, второй год пошел, время от времени подрабатывает промоутером…

— Что за молодежь пошла, — беспомощно разводит руками Валентина Романовна.

А вы считаете, есть повод для беспокойства?

А может, все прекрасно, и поддержать надо дочь? Ведь действительно, не дома же сидит, ищет себя. Ну да, доходы почти никакие сейчас, и неизвестно, что будет дальше, но главное, что горят глаза?

И даже если через пару она не захочет быть больше массажисткой, а пойдет в маляры или доярки, это тоже надо будет поддержать?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Если взрослая дочь «ищет себя»?
Adblock
detector